Газовая геополитика: проблемы и перспективы России

Газовая геополитика: проблемы и перспективы РоссииГазовая геополитика: проблемы и перспективы России.

Как известно, не все страны имеют равномерный доступ к такому стратегическому ресурсу как природный газ. Не одинаковы и потребности в нём. Любые диспропорции рано или поздно приводят к конфликтам. Начиная с 1970-х годов, природный газ становится всё более распространенным источником энергии (его производство выросло в 3,7 раз) и всё более важным фактором в геополитическом противостоянии.

Газовая геополитика намного сложнее, чем её предшественницы нефтяная и угольная (последняя известна как геополитика канонерок британцы обязаны были контролировать угольные базы по всему миру для поддержания своей гегемонии). В случае с нефтью, едва ли основной компонент успеха это контроль правительства страны, где она добывается. Ну и территории вокруг скважины. В остальном же, нефть легко транспортируется по суше и по морю, при этом существуют миллиарды конечных потребителей простые граждане, помимо промышленных предприятий и электростанций.

С газом же всё немного сложней. Здесь желательно надо иметь влияние и на конечного потребителя. Транспортировать газ можно двумя способами: по газопроводу, но тогда его надо построить и осуществлять контроль транзитной территории или превратить его в жидкость и транспортировать подобно нефти, но в этом случае надо вкладывать большие инвестиции в строительство мощностей по сжижению и разжижению газа, что может оказаться нерентабельно в результате очередного кризиса.

Именно поэтому газовая сфера долгое время оставалась слабо регулируемой, высоко конкурентной, но, при этом, монополизированной национальными государствами. Но всё меняется, и сегодня мировая олигархия предпринимает усилия по поэтапному захвату всех мощностей по добыче, переработке, транспортировке и продаже газа.

Одной из их самых успешных операций по захвату олигархией глобального газового рынка была советская перестройка. СССР был опасным конкурентом для США: в 1990 году мы добывали почти на 100 млрд. куб. м больше газа, чем США, что позволяло нам и обеспечивать свои потребности, и продавать излишки в Восточную и Западную Европу. В нашем распоряжении были газотранспортная система нынешней Украины, союзники в виде стран Варшавского договора и богатые месторождения, не только в Сибири, но и в Средней Азии и в Закавказье. Англосаксы с удовольствием лишили нас этого преимущества почти стопроцентного государственного контроля над цепью поставок. Конечно, они жалеют, что тогда не удалось дожать до конца Российская Федерация не распалась. Однако немалая часть доходов госбюджета от экспорта газа уходит в валютные резервы на американских и европейских депозитах.

Итак, на предыдущем этапе им удалось ослабить нас и изменить правила игры в свою пользу. В 2000-е годы началась новая эскалация газовой войны. Первый майдан на Украине привёл к появлению антироссийского правительства Ющенко, которое начиная с 2005 г. устраивало с Кремлем конфликты по вопросам транзита. Европейские покупатели выразили недовольство (хотя некоторая часть их элит напрямую замешана в майданных делах). Мы ответили планом по строительству двух газопроводов в обход Северного и Южного потоков. Попытки сорвать строительство Северного потока, в которых, кстати, поучаствовали не только русофобские правительства Польши, Латвии, Литвы и Эстонии, но и братский президент Лукашенко, провалились, так как конкретно для Германии он более чем выгоден.

Невыгодны эти потоки с точки зрения евро-атлантических элит. Поэтому европейские политики стали регулярно сообщать о своём желании достичь энергонезависимости . На другом фланге начались попытки окончательно отрезать газ из Азербайджана, Туркмении, Казахстана и Узбекистана от российских транспортных сетей. Под завесой заведомо нереального проекта Набукко удалось провести необходимые изыскания и подписать соглашения для постройки Транскаспийского газопровода в Европу. С учётом того, что Туркмения связана жёстким договором с Китаем, можно сказать, что в случае строительства этой магистрали в сфере транспортировки Ашхабад не будет больше столь же плотно сотрудничать с Москвой. Дабы убедить Азербайджан поступить так же, в последнее время усилились провокации вокруг Нагорного Карабаха, конфликте за который Москва старается заморозить.

На Востоке наши позиции чуть лучше, но всё-таки далеки от идеала. В российских СМИ подписание газового контракта с Китаем 21 мая этого года было представлено как огромная победа. Это действительно определённый успех, однако, есть ряд моментов, не позволяющих в полной мере согласиться с оптимистами. Во-первых, контракт предполагает экспорт 38 млрд. куб. метров в год, т.е. примерно в 3-4 раза меньше поставок в Европу. Во-вторых, такие объёмы будут достигнуты не сразу, лишь в 2018-2020 гг. В-третьих, он требует инвестиций в размере 75 млрд. долл. 25 из которых вложит китайская компания CNPC.